You are here

“Приказ об убийстве Юшенкова пришел из Кремля”, — утверждала Валерия Новодворская

17 апреля 2015

12 лет назад, 17 апреля 2003 года, в Москве был убит известный российский политик Сергей Юшенков. Его застрелили через несколько часов после брифинга, на котором депутат Государственной думы сообщил о регистрации своей партии «Либеральная Россия»

Два месяца назад точно так же был убит Борис Немцов. С той лишь разницей, что в Немцова стреляли шесть раз, а в Юшенкова — трижды. Оружие осталось на месте преступления. По версии бывшего подполковника ФСБ Александра Литвиненко, Юшенкова убили за то, что он получил от него «доказательство причастности ФСБ к теракту в Театральном центре на Дубровке». Литвиненко сообщил, что передал Юшенкову информацию о Ханпаше Теркибаеве. По мнению Литвиненко и Анны Политковской, которые вели собственные расследования, Теркибаев сотрудничал с ФСБ, находился в театре во время теракта и покинул его перед штурмом спецназа. Анна Политковская утверждала, что незадолго до убийства встречалась с Юшенковым. Они обсуждали эти «вновь открывшиеся обстоятельства трагедии в «Норд-Осте». По словам Политковской, «Юшенков располагал некоей информацией о случившемся». Кстати, Ханпаш Теркибаев погиб в автомобильной аварии в декабре 2003 года, до начала слушаний процесса об убийстве Сергея Юшенкова (на фото в заголовке).

«Это убийство свидетельствует о том, что мы в руках зверей»

После убийства Сергея Юшенкова «Московские новости» писали: «Если вас убьют в России, это будет только началом ваших неприятностей. Затем ваше имя непременно втопчут в грязь. Обязательно будут выявлены ваши связи с криминальным миром. А если вы еще и политик, тень будет брошена на всех ваших соратников». С точки зрения издания, все существующие версии убийства депутата Юшенкова носят оскорбительный для погибшего характер. Тему спецслужб поддержала и оппозиционная «Независимая газета», прозрачно намекнувшая, что Юшенков, участвовавший в расследовании по делу о взрывах жилых домов в Москве осенью 1999 года, слишком близко подошел к разгадке. Он активно выступал против войны в Чечне, высказывал мнение, что взрывы в Москве и Волгодонске организовали вовсе не басаевцы.

Российский политик-оппозиционер Валерия Новодворская в одном из интервью утверждала: «Приказ об убийстве Юшенкова пришел из Кремля. Сопредседателей «Либеральной России» (Сергея Юшенкова и Владимира Головлева, застреленного 21 августа 2002 года) даже ФСБ не может убить без приказа. Сережа не мог выиграть выборы, у него и денег-то нет. Но он раздражал власть. Это расправа совершенно зверская, так как он был реальной конкуренцией всемогущему Кремлю. Это убийство свидетельствует о том, что мы в руках зверей».

Из заявления «Демократического союза»: «У убийства Сергея Юшенкова может быть только одна версия. Он не занимался коммерческой деятельностью и даже не собирал деньги для своей собственной партии. Его демонстративно убили средь бела дня, чтобы и на бандитское нападение это нельзя было свалить. «Либеральная Россия» только что прошла последний этап своей регистрации и ее участие в выборах, даже без шансов на успех, стало неизбежным. Сергей Юшенков воспользовался бы теми скудными минутами эфирного времени, которые ему вынуждены были предоставить, чтобы в очередной раз обличить власть вообще и президента Путина лично в совершенно нелиберальной, лживой и авторитарной внутренней и внешней политике.

Кремлю и Лубянке, двум главным нынешним центрам власти, было мало того, что «Либеральная Россия» и ее сопредседатель Сергей Юшенков не могли сегодня изменить порядок вещей в стране. Диссиденты тоже ничего изменить не могли, но шли в ГУЛАГ за отказ замолчать. Сегодня вместо 70-й статьи за антисоветскую деятельность власть применяет новую методику: расстрел без суда и следствия. За семь месяцев убиты два сопредседателя «Либеральной России». Это систематическая и безжалостная ликвидация лидеров демократической оппозиции. Мы не верим, что подобные решения можно осуществлять без санкции президента. В противном случае нам придется обелить Александра Лукашенко, у которого пропали его политические противники: Виктор Гончар и Юрий Захаренко.

Убийство Сергея Юшенкова — это подлая месть за разоблачение ФСБ, взорвавшего собственных граждан в Москве и Волгодонске и не успевшего это сделать в Рязани. Это завершение операции по обезвреживанию Государственной думы, где больше никто уже не поставит на голосование предложение о присоединении России к антииракской коалиции. Политические убийства такого рода станут в России невозможными только после того, как из структур власти уйдут последние представители преступных организаций нашего недавнего прошлого — КПСС и КГБ. Демократам России брошен вызов и предъявлен ультиматум: или замолчать, или идти на расстрел. Те, кого можно было пугать, уже запуганы. Те немногие, кого запугать нельзя, пойдут до конца. Среди них будет и «Демократический союз».

Сразу после гибели Юшенкова лидер «Яблока» Григорий Явлинский говорил: «Это убийство, безусловно, политическое. Об этом говорит и момент, когда оно совершено: накануне выборов, накануне выступления президента перед парламентом. Оно показало, что криминальные структуры посягают на фигуры любого масштаба и считают возможным атаковать государственное устройство. Это форма политического террора в отношении официальной государственной власти России. Криминальные структуры пробуют разными способами, насколько они неуязвимы, насколько они безнаказанны. Криминал хочет запугать российских политиков, занимает все более и более влиятельные позиции не только в экономике, но и в обществе. Возможно, здесь за криминалом стоят и какие-то политические силы. Убийство Сергея Юшенкова — в ряду убийств общественных и политических деятелей, журналистов: Галины Старовойтовой, Влада Листьева, Дмитрия Холодова. Ни одно из этих убийств не раскрыто. Все это вызывает у огромного количества людей в стране не только чувства скорби и сожаления, но и беспокойство и тревогу за все, что будет происходить в России в ближайшие годы».

*53-летний Сергей Юшенков похоронен на Ваганьковском кладбище в Москве

Председатель Координационного комитета российских радикалов Николай Храмов сказал так: «Убийство председателя партии «Либеральная Россия» — это политическое убийство, в самом «кристально чистом» его виде. Такое же, как и убийство Галины Старовойтовой. Убит один из очень немногих абсолютно честных политиков этой страны, делавший все от него зависящее, чтобы воплотить в жизнь идеал свободной, демократической, человечной России. Политик, находившийся в оппозиции к Кремлю и пытавшийся расследовать обстоятельства загадочных сентябрьских взрывов 1999 года, послуживших спусковым крючком второй чеченской войны. Сергей Николаевич был непримиримым борцом с этой войной — единственным бескомпромиссным активистом антивоенного движения в стенах Госдумы. Он погиб на войне, погиб как солдат свободы. Но не менее жалко и эту страну, где созданные и опробованные в Чечне при практически полном равнодушии российских граждан «эскадроны смерти» приступили к работе в самой столице. Это политический террор. Террор в отношении лидеров демократической оппозиции, в отношении оппонентов Кремля, в отношении противников преступной войны в Чечне и коррумпированного авторитарного чекистского режима. Мы будем продолжать его работу и его борьбу, нашу общую борьбу».

«Власть не терпит никакой оппозиции, и если не может засадить в тюрьму за вымышленный шпионаж или коррупцию, то убивает из-за угла»

В заявлении сопредседателей Союза правых сил Егора Гайдара, Бориса Немцова, Ирины Хакамады и Анатолия Чубайса говорилось: «Фактически кампания по выборам в Государственную думу началась с убийства одного из лидеров оппозиции. Это кошмарное убийство — следствие той безнаказанности и беззакония, которые царят в нашей стране. До сих пор остаются нераскрытыми десятки политических убийств. У нас нет уверенности, что это преступление будет раскрыто и виновные будут наказаны, несмотря на громкие заявления руководителей правоохранительных органов».

Из заявления Революционного контактного объединения: «Сергей Юшенков один из последних, кто еще умудрялся совмещать идеи хоть какого-то либерализма и демократии с пребыванием в официальной путинской власти. Он безнадежно, но честно делал то немногое, что еще можно было сделать полезного изнутри этой власти. Организовал легально-либеральную партию, стремился выйти с ней на выборы, голосовал в Думе против совсем уж одиозных путинских законов, выступал на митингах против войны в Чечне и подписывал всякие антивоенные обращения к Путину.

Сергей Юшенков пришел в политику на гребне перестройки — из советской системы. Он не прошел советские тюрьмы, политлагеря и психушки, как Сергей Ковалев, Юлий Рыбаков, Валерия Новодворская… Он и покойная Галина Старовойтова были, пожалуй, знаковыми фигурами этой части демократического движения («новых» «перестроечных» демократов, без подпольно-лагерного прошлого), доказавшими, что и у бывших членов КПСС могут иной раз быть все же убеждения. Юшенков не согнулся перед Путиным в 99-м. Он стал организовывать оппозиционную партию с претензиями на массовость — как раз такую, какая только и может стать базой для создания подлинно революционного движения оппозиции, такую, где кандидаты в революционеры проходят первичный политический отбор.

Юшенкова убила эта власть, убил Путин, чья бы конкретно рука не нажимала курок. Юшенков был против этой власти и не скрывал этого. А она не терпит никакой оппозиции, и если не может засадить в тюрьму за вымышленный шпионаж или коррупцию, то убивает из-за угла».

В конце марта 2004 года в Москве завершился суд по делу об убийстве депутата Госдумы Сергея Юшенкова. Следствие установило, что заказчиком убийства является Михаил Коданев, однопартиец Юшенкова, а причиной убийства стали якобы разногласия в партии «Либеральная Россия». Стрелявший в Юшенкова Александр Кулачинский на суде заявил: «Я совершил страшное преступление и раскаиваюсь, я готов понести наказание». Но при этом Кулачинский просил снисхождения, так как «не знал, что убил политического деятеля». Подсудимые Александр Винник и Игорь Киселев просили снисхождения. Обвиняемые Антон Дрозд и Владислав Пальков (были оправданы и выпущены из зала суда) заявили, что «не знали, что участвуют в преступлении». По словам главного обвиняемого Михаила Коданева, он «не заказывал убийства Юшенкова и абсолютно не виновен в преступлении». Приговор суда огласили за 18 дней до годовщины убийства Юшенкова.

В итоге суд постановил: Михаил Коданев (согласно вердикту — заказчик преступления) и Александр Кулачинский (исполнитель) приговорены к 20 годам лишения свободы, соорганизаторы Александр Винник — к 10 годам, Игорь Киселев — к 11 годам.

Единственное из громких заказных убийств в России, достигшее суда, было завершено. Защита и обвинение согласны только в одном: процесс был уникальным. Впервые в российской судебной практике была применена 277-я статья Уголовного кодекса: «Покушение на жизнь государственного и общественного деятеля (террористический акт)». Впервые была осуждена вся группа — от заказчика до исполнителя. Некоторые соратники Сергея Юшенкова до сих пор считают, что убийство Юшенкова — заказ военизированных структур.

По материалам российских СМИ подготовила Любовь ГРАНКИНА, «ФАКТЫ»

http://fakty.ua/198601-prikaz-ob-ubijstve-yushenkova-prishel-iz-kremlya-utverzhdala-yaleriya-novodvorskaya

Leave a Reply

Top