Дворцовый переворот не остановит войну и экспансию россии

В украинских и мировых СМИ с 18 марта стали активно обсуждать высокую вероятность дворцового переворота в Кремле и даже называть главу СВР бортникова его бенефициаром и следующим правителем россии. Двумя главными причинами, по которым часть её силовиков может устроить дворцовый переворот, называют разрушительный для её экономики эффект от санкций и затянувшуюся войну с Украиной. Но такие утверждения больше похожи на самообман или оправдание бездействия, чем на объективный анализ.
Замечу, прежде всего, что расчёт на восстания в Рф, которые могут подтолкнуть силовиков к дворцовому перевороту, – пустая иллюзия. О демократической или либеральной революции в россии говорить бессмысленно, учитывая, что по статистике 75-76% её населения одобряет нападение на Украину и разделяет мнение путина о массовом убийстве и депортации за Урал тех украинцев, которые не согласятся назвать себя россиянами. Эта цифра меньше тех 86% россиян, которые в 2014 г. приветствовали оккупацию и аннексию Крыма, лишь потому, что количество перешло в качество. Разница между цифрами в 10% – это те, кто ещё не готов одобрить происходящие массовые убийства украинцев. Но именно не одобрить, а не мешать убивать.
Итак, три четверти россиян испытывают к украинцам патологическую ненависть. Таков результат восьми лет пропаганды и войны путинского режима с Украиной при крайне вялом противодействии этому крупных демократических стран, прежде всего, США как главного гаранта суверенитета и территориальной целостности Украины согласно Будапештскому меморандуму.
Могут ли 25% россиян изменить эту ситуацию в головах 75% остальных? Ответ на этот вопрос даёт статистика. На третьи выходные после начала войны в Рф не было сколько-нибудь заметных акций за её прекращение. Вся активность этих 25% россиян исчерпала себя в выходные дни 12-13 марта. Для сравнения в воскресенье 20 марта в четырёх украинских городах – Херсоне, Каховке, Энергодаре и Бердянске вновь прошли массовые митинги и демонстрации против российской оккупации и терроризма рашистов. Совокупное население этих городов до 24 февраля составляло около 490 тыс. человек. После вторжения 24 февраля оно существенно сократилось, и тем не менее, на акции протеста в них вышло больше людей, чем в 140-миллионной россии 12-13 марта. Очевидно гигантское качественное различие в менталитете украинцев и россиян, притом, что украинцы в оккупированных армией россии городах находятся де-факто в статусе военнопленных.
Эти цифры и факты наглядно показывают – нет никаких оснований надеяться, что угроза восстаний или антивоенные протесты в россии могут в обозримом будущем подтолкнуть часть её силовиков к дворцовому перевороту.
Аналогичная ситуация и с эффектами от затянувшейся войны и экономических санкций. Блицкриг в Украине действительно провалился и война идёт не по исходному плану Кремля. Но инициатива в ней по-прежнему у рашистов, которые вынуждены лишь корректировать свои графики оккупации Украины, и которые по-прежнему планируют продиктовать Украине на переговорах свои условия полной капитуляции. Ожидать, что в такой ситуации кто-то из начальников их силовиков – бортников, патрушев или шойгу организует военный переворот – это верх наивности или глупость. Такие перевороты начинают организовывать, когда армия терпит поражения и постоянно отступает, как было с итальянской и немецкой армиями в середине Второй мировой войны, но не когда армия ведёт системное наступление и близка к достижению цели. В Кремле в данный момент вряд ли кто-то всерьёз сомневается в том, что его армия близка к цели, пусть и более дорогой ценой, чем планировалось.
Для того, чтобы в Кремле это мнение изменилось и там занялись дворцовым переворотом, необходимо более серьёзное поражение его армии в Украине, чем разгром её под Николаевом и деблокирование этого города, произошедшее 17-19 марта. Это своё локальное поражение Кремль поспешил исправить 19-20 марта новым наступлением на Николаев и Кривой Рог. Для дворцового переворота в Кремле необходимы как минимум серия таких поражений и перенос боевых действий на территорию россии. Но как показывает опыт операции “Буря в пустыни” 1991 г. по изгнанию иракских войск из Кувейта, это не привело к падению режима Саддама Хуссейна ни вследствие дворцового переворота, ни восстаний. Для его ликвидации потребовалась повторная военная операция.
Разрушительный эффект от экономических санкций против россии уже очевиден и вскоре станет ещё более наглядным. Но не следует переоценивать его. Режим “красных кхмеров” в Камбодже просуществовал четыре года, находясь не только в почти полной изоляции, но и во враждебном ему окружении. Террор, развязанный “красными кхмерами” против её жителей, сопоставим по масштабам и в пропорции к населению со сталинским террором в СССР. Но он вызвал в Камбодже всего лишь небольшое партизанское движение и свержение “красного” режима стало возможно только благодаря вводу армии Вьетнама. Сталинский террор тоже не привёл ни к дворцовому перевороту, ни к восстаниям в армии по окончании Второй мировой войны. “Маршалы победы” даже не пытались свергнуть кровавую диктатуру Сталина, как и демобилизованные солдаты. Восстание против Сталина подняли лишь партизаны в западных областях Украины, Беларуси и стран Балтии, то есть тех территорий, которые предстояло ещё только инкорпорировать в СССР.
Классическим примером того, как авторитарный режим может существовать достаточно долго в условиях близких к полной экономической автаркии служит КНДР. К ней можно добавить и олигархическую диктатуру в Иране, уже не одно десятилетие находящуюся под санкциями. История маленькой социалистической Албании, добровольно установившей для себя режим автаркии и самоизоляции, тоже интересный случай. В совокупности истории таких режимов показывают, что автаркия портит жизнь и экономику в них, но не является тем фактором, который в краткосрочной перспективе обрекает их на крушение. Тем более, что автаркия почти никогда не бывает полностью герметичной, и какая-то торговля и связь с внешним миром ведутся и поддерживаются. Даже режим “красных кхмеров” поддерживал дипломатические связи и торговлю с пятью государствами, включая Францию, притом, что самоизоляция была основой его идеологии.
Масштабные экономические санкции так и не стали фактором, удерживавшим россию от нападения на Украину, вопреки ожиданиям. Разумеется, они нанесут удары по рашистскому режиму вполне сопоставимые с ударами ракетами по его военным объектам, однако, они не заменят их и не приведут сами по себе к его падению. Его экономическая изоляция тоже не будет полной и герметичной, так как ряд стран Азии и Африки сохранит с ним торговлю и деловые отношения. Богатая ресурсная база и рабский менталитет населения тоже позволят ему сохраниться и существовать даже в таких условиях, и его падение станет относительной перспективой не близкого будущего.
В такой ситуации у демократических стран есть только один выбор – военная операция по его ликвидации. Иначе он воспримет сдачу ими Украины как трусость и спустя некоторое время после передышки вновь продолжит свою экспансию не только в страны Европы, но и в страны Центральной Азии и Ближнего Востока. В Кремле полагают, что нашли неуязвимый способ для такой экспансии в виде шантажа угрозой применения ядерного оружия.
В 1990-ые всё человечество допустило гигантскую ошибку, позволив россии оккупировать Чечню очень активно боровшуюся за свою независимость и суверенитет. Виновны в этой ошибке, прежде всего, исламские страны. Ни одна из них не поставила в ООН вопрос о признании ею независимости Ичкерии – Чечни, ссылаясь на свою культурную близость с её народом. США и Европа не могут вечно делать за всех их работу и получать за это больше критики, чем благодарности. На требование независимости для Чечни россия наложила бы вето, но это привело бы только к реформированию ООН ещё тридцать лет назад и с гораздо меньшими усилиями, чем сейчас. Реформирование ООН в 1990-ые сделало бы невозможной всю последующую агрессию и экспансию россии, в том числе в Грузию, Сирию и Украину.
Но поскольку тогда это не было сделано, то теперь человечество оказалось в заложниках у россии как террориста с ядерным оружием. Из этой ситуации есть только один выход – исключение россии из ООН и международная военная операция по ликвидации рашистского режима путина.
Дворцовый переворот не только маловероятен сейчас, но и не остановит ни войну, ни экспансию россии. Если он всё-таки произойдёт, то станет лишь уловкой Кремля, чтобы получить время для передышки и лучше подготовиться к новой большой войне.
Сергей Климовский
Spread the love

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.