Антс Лаанеотс: Я не езжу в Москву «открывать Америку»

Антс Лаанеотс: Я не езжу в Москву «открывать Америку»

18.01.2020 Выкл. Автор editor

Просмотров: 30

Перепечатка статьи 2011 года.

Интервью с командующим Силами обороны Эстонии генерал-лейтенантом Антсом Лаанеотсом

Тойво Тянавсуу (Eesti Ekspress)

По мнению командующего Силами обороны Эстонии генерал-лейтенанта Антса Лаанеотса, безопасности Эстонии прежде всего угрожает «мягкая агрессия», в том числе экономическая и энергетическая зависимость. В воздухе витает угроза терроризма, остается и военная непредсказуемость России.

– Вы опытный и закаленный военный. Что вы чувствуете, когда более молодые на 20 лет коллеги говорят о таких новых угрозах безопасности, как терроризм, киберзащита и тому подобном?

– Новые угрозы реальны, а возраст и взгляды здесь ни при чем. На самом деле угроза терроризма, организованная преступность, наркоторговля и распространение оружия массового уничтожения нисколько не новы, просто сейчас они подняты на щит. Ситуация с безопасностью в мире вызывает озабоченность и, очевидно, еще более ухудшится. Кстати, командующие силами обороны государств НАТО более или менее одного возраста, в основном около 55 лет или немного старше. Некоторые моложе 50 лет, турку 66 лет.

– Эстонское государство планирует, как защитить себя от этих новых угроз.

– После долгих дебатов мы опять вернулись к идее тотальной обороны. События последнего времени, как, например, война в Грузии, существенно изменили отношение политиков и народа к своей государственной обороне. Голубая мечта о том, что наша безопасность будет полностью обеспечена в НАТО, а мы сами можем ничего не делать, не исполняется.

– Новая стратегия государственной обороны говорит, что наша цель сохранить независимость и право на принятие решения применительно к происходящему в Эстонии. Но в некоторых сферах уже сейчас можно в этом сомневаться, например, в финансах или банковском деле.

– Когда мы присоединялись к НАТО или Европейскому союзу, мы неизбежно должны были отказаться от своей свободы на принятие решений. Цинично говоря, у нас был выбор между плохим и худшим. Если бы мы остались болтаться одни, было бы гораздо хуже. Наш восточный сосед, начиная с 2000 года, последовательно действует, чтобы восстановить контроль в границах бывшего советского союза.

Можно спорить, угрожает ли нам доминирование шведских банков и переход на евро. Когда мы выпустили вожжи из рук наших банкиров, это был бизнес. Шведы на протяжении сотен лет были дружелюбны к эстонскому народу – эстонцы малый народ с малой, очень зависимой от других государств экономикой. В глобализующемся мире нет ни одного полностью суверенного государства. Даже Северная Корея зависит от Китая.

– Из вашего рассказа делаю вывод, что вы рассматриваете безопасность прежде всего в военном аспекте.

– Вырабатывая основы оборонной доктрины Эстонии, мы рассматривали все возможные угрозы: природные, экономические, военные, ассимитричные. От военных угроз зачастую зависит существование государства и народа. Угрозы в современном мире стали многогранными. Для их предотвращения нужны внутригосударственные и межгосударственные усилия. В пылу воодушевления НАТО и Европейским союзом мы порой забываем спросить у себя, что должны делать наши государственные институты в случае большого кризиса или войны. Например, снежный буран нынешней зимой в Падаору, где около шестисот человек сидели в машинах в сугробах. Совместными усилиями полиции, спасательного департамента, Сил обороны и «Кайтселиита» проблема была решена.

Своеобразие озабоченности безопасностью Эстонии заключается в том, что мы пограничное государство Европейского союза и НАТО, тем самым выполняем в определенном смысле роль и их пограничной охраны.

– Что угрожает Эстонии, по вашему мнению, в предстоящие десять лет?

– Прежде всего, я вижу экономические угрозы, когда пытаются заполучить в свои руки предприятия Эстонии, что позволит усилить влияние и над политической властью.

У нас не очень большое влияние российского капитала, но оно существенно, например, в Латвии или в таком ключевом для Москвы государстве как Украина, где через бизнес и политику происходит отъем стратегической экономической отрасли – газопроводов, тяжелой промышленности и военной промышленности. Украинцы сопротивлялись, но это было нелегко.

Зависимость опасна и для Эстонии. Мы получаем природный газ от одного государства, который играет ценами в зависимости от того, нравится ему или не нравится наше поведение.  Газ в Эстонии стоит дороже, чем в Западной Европе.

– А кроме экономических угроз?

– Есть еще кибернетическая угроза, в определенной мере витает в воздухе и возможность военной агрессии.

Тревожит двуличие восточного соседа. С одной стороны успокаивающая и призывающая к сотрудничеству внешнеполитическая риторика, с другой стороны активное увеличение своих вооруженных сил близ Финляндии и государств Балтии. Именно здесь, в самом спокойном за последние годы регионе Балтийского моря

Терроризм непредсказуемо опасен, но я верю, что регион Балтийского моря не входит в сферу основных интересов  террористов. Скорее нам угрожает наркоторговля и организованная преступность. В этой части Эстония является транзитной страной.

Нельзя считать маловажными природные и техногенные катастрофы. Совсем неподалеку от Нарвы стоит известная электростанция – в каком состоянии ее реакторы? Они уже многократно останавливались из-за аварий. Во-вторых – Балтийское море. Перевозки нефти через Финский залив все возрастают. Теперь еще прибавляется стратегический газопровод  Nord Stream. Если что-то серьезное случится на море с крупным танкером, это будет экологическая катастрофа!

– Вы упомянули грузинскую войну. Чему она научила лично вас?

– Тому, что Россия может быть опасным и непредсказуемым государства, очередной шаг которого трудно предсказать. Напасть на своего партнера по СНГ – это все равно, что одно государство НАТО нападает на другое государство НАТО! Россия на протяжении последнего тысячелетия, независимо от своего названия, всегда, становясь сильнее, становилась и все более агрессивной и экспансионистской.   Как она поведет себя сейчас, выходя из кризиса?

Площадь России 17,1 миллиона квадратных километров. Несколько лет назад министерство экономического развития России заказало исследование, согласно которому для успешного развития такой территории потребуется самое малое миллиард человек. В России проживает  всего лишь 141 миллион человек. Они не способны даже управлять своей территорией, но захватывают все новые.

– Как избежать того, чтобы русская гроза не сделала нас шизофреническими?

– Пропагандистские службы России придумали слово «русофоб», которым пытаются обозначить любого человека, которые критически относится к России. Цель – исключить любую критику руководства России.

Я много лет служил в Советской армии. Мои сослуживцы занимали и занимают по сию пору  высокие посты в вооруженных силах России. Думаю, что довольно хорошо знаю образ мышления военного руководства России. Поэтому, если кто-то из нас ездит в Москву «открывать Америку», то я не открою там ничего нового – у России были подъемы и спады, но государство целенаправленно проводит политику восстановления крупного государства или, как они сами его называют, «державы».

– Как вы оцениваете переход наших соседей на платную армию и тот факт, что его взвешивает, например, и Германия?

– Германия и Швеция не находятся в непосредственном контакте с потенциальным источником военной угрозы. Поэтом они строят так называемую армию миссий, предназначенную в основном для участия в международных операциях. Но Эстония – посмотрите на карту! Мы пограничное государство НАТО и Европейского союза, с запада и севера отделенный моря от Европы островок. НАТО нас трудно защитить, так как сюда трудно доставить войска и тяжелую технику.

Какую платную армию мы сможем содержать с бюджетом в 280 миллионов евро? Наша единственная возможность – иметь смешанную систему: некоторые профессиональные части и крупную армию резервистов. В военном руководстве НАТО все согласны с тем, что иного выбора у нас нет.

У Латвии и Литвы печальный опыт платной армии. То, что НАТО из всех стран Балтии признает самым сильным Эстонское государство, о чем-то говорит. У нас из оборонного бюджета 35 процентов уходит на заработную плату подведомственных министерству обороны служб. В Латвии и Литве этот показатель 60-65 процентов. Если учесть средства, используемые на миссию в Афганистане, то у наших южных соседей  больше нет денег на развитие. Мы же купили в прошлом году 81 бронетранспортер.

Нужно учитывать и социальную роль сил обороны. Не все молодые люди могут получить высшее образование или найти работу. Вместо того, чтобы идти слоняться по улицам, у них есть возможность исполнить свой долг перед государством, так сказать, пожить за счет государства. И нет лучшего места для интеграции нашей большой некоренной общины в эстонское общество, чем силы обороны. Там нет разницы, зовут солдата Иваном или Рейном, все избавлены от расовых предрассудков.

Выпускники школ еще не взрослые люди, они еще скорее «гулящие лосята». Год в армии придает им независимости, ответственности, дисциплины, умения считаться со сверстниками и мужественности. По последним опросам, службу в армии поддерживает 93 процента населения.

– Если дело дойдет до войны, каким опытом могут воспользоваться эстонские солдаты, прошедший Ирак и Афганистан в других условиях, в Выруском или Валгаском уездах? 

– Одно дело рельеф местности, другое дело военный опыт – проживание в течение долгого времени независимо от среды. Мужчины должны в боевых условиях действовать целесообразно и рефлекторно, чтоб все выученное в мирное время не вылетело из головы при первом же свисте пули или звуках взрывов.

Опыт мировых и последующих войн показывает, что свежие фронтовые подразделения несли наибольшие потери в первые три-пять дней. Кто выдерживал это время, жили долго.

– Вы не рассматриваете как очень серьезную угрозу, что какой-нибудь исламист взорвет себя посреди Вируского центра, мстя за мучения «братьев» в Афганистане? По мнению многих, это только вопрос времени.

– Подобная угроза невелика. Гораздо большая проблема заключается в том, что у нас много всяческих «предсказателей» и СМИ неумеренно их превозносит.

Не может быть так, что в Эстонии все плохо и неверно, эстонцы дураки и это государство идет ко дну. Порой открываешь газету и на каждой странице одно нытье и жалобы, комплексы неполноценности.

Эстонцы малый многострадальный народ и в нашей психологическая устойчивости есть слабые места. Очевидно, понадобится еще поколение, прежде чем у нас возникнет полноценный гражданский менталитет.

Но как народу нам нечего стыдиться. Мы, по сути, за последние 19 лет проделали чудо, построили с чистого листа нормально действующее государство. У нас были и еще будут подъемы и спады, как и у любого другого государства, но это естественно. Ели Запад говорит, что мы чудо-дети, да и с Востока приезжают любоваться нами, чего же мы еще боимся?

– Как противостоять пропагандистским нападкам России?

– По мнению Антса Лаанеотса, Эстонии по примеру Швеции следовало бы создать департамент психологической защиты, который в мирное время занимался бы консультациями населения, но при этом помогал бы повышать стремление к обороне и уверенность граждан в себе. Если показатель первой части совсем не плох, то по части уверенности в себе сделать еще предстоит немало.

Сейчас Россия явно переигрывает Эстонию в информационной войне, так как тратит на эти цели огромные суммы. «В прошлом году наш восточный сосед потратил на информационные операции и операции по оказанию влияния 1,6 миллиарда долларов. Все эти телеканалы и газеты, купленные на Западе, должны пропагандировать интересы России», говорит Лаанеотс.

Перевод Хейно Сарап

https://inosmi.ru/baltic/20110224/166810201.html