“Русские связи” премьер-министра Джонсона

“Русские связи” премьер-министра Джонсона

29.07.2020 Выкл. Автор editor

Просмотров: 1

“Борис Джонски” – так на днях озаглавила свою редакционную статью лондонская The Times. На английский взгляд, чтобы русифицировать фамилию, надо именно так переделать ее концовку, по аналогии с russki. Это всё равно как если бы в России Джонсона прозвали “Ивановым”. А ещё ведь и имя Борис воспринимается в Британии как русское… Необычным заголовком The Times более чем прозрачно намекает на слишком тесные, по ее мнению, “русские связи” премьер-министра, причем делает это не в рубрике “мнения” или “новости”, а в редакционном разделе, отражающем официальное мнение газеты. А если учесть, что The Times стоит на правоцентристских позициях и исторически близка к консерваторам, то такой выпад можно считать беспрецедентным.

“После публикации доклада комитета палаты общин по разведке и безопасности о вмешательстве России в британские дела, – пишет газета, – появились новые вопросы об отношениях консервативной партии с её богатыми российскими донорами… Тори должны позаботиться о том, чтобы эти отношения не втянули партию в новую волну коррупционных скандалов”. По сведениям The Times, 14 министров правительства получали пожертвования от частных лиц или компаний, связанных с Россией. Так же как и двое консерваторов – членов того самого комитета по разведке, недавно назначенных Джонсоном.

Если The Times беспокоит роль российских богачей в британской политической жизни, то оппозиционные либеральные газеты заходят куда дальше: они обвиняют правительство в том, что оно из неблаговидных соображений пыталось помешать публикации доклада, а когда это всё же произошло, не смогло дать удовлетворительного ответа на вопрос: почему власти не хотели расследовать возможное вмешательство Москвы в референдум 2016 года о выходе Великобритании из ЕС, в шотландский референдум о независимости 2014 года и в парламентские выборы? В ответ премьер-министр обвинил британских либералов в том, что они попытались воспользоваться докладом комитета палаты общин для того, чтобы бросить тень на Брекзит и изобразить дело так, будто он стал результатом российского вмешательства.

Джонсон пренебрежительно именует своих противников (и противников Брекзита) “ислингтонскими римейнерами”. Islington – район на севере Лондона, в котором действительно проживает немало либералов-интеллигентов, голосовавших за remain, за то, чтобы Британия осталась в ЕС. И многие из них готовы допустить, что российский фактор мог стать решающим, учитывая, с каким небольшим перевесом победили на референдуме “брекзитеры”, пару процентов колеблющихся подтолкнуть – и готово. Причём не только “ислингтонцам”, но и почти половине населения кажется очевидным, что такое вмешательство имело место, даже если оно не обязательно определило исход голосования.

Согласно опросу, проведенному компанией Opinium, 49% избирателей считают, что Кремль активно вмешивался в референдум о выходе из ЕС, и только 23% несогласны с такой оценкой. И, кстати, относительное большинство, 47%, полагают, что такое вмешательство имело место и во время парламентских выборов 2019 года. Дело дошло до того, что в некоторых районах Лондона появились гигантские рекламные щиты с портретом хитро подмигивающего Владимира Путина, российским триколором и лозунгом: “Давайте отпразднуем красный, белый и синий Брекзит”.

Вмешательство, как считается, осуществлялось методом пропагандистского воздействия через RT, Sputnik и другие каналы, а также с помощью целой армии интернет-троллей и ботов. Однако, как отмечается в докладе, спецслужбы этим вопросом не заинтересовались, поскольку правительство не поставило перед ними такой задачи. Сообщалось также о тесных связях некоторых лидеров кампании за выход из ЕС с российским посольством. Кэрол Кадваладр, мэтр британской расследовательской журналистики, считает, что Джонсон и его правительство невольно стали политическим инструментом в руках Кремля. В комментарии в воскресной газете The Observer она пишет: “Если кто-то ходит и говорит по-утиному, то этот кто-то и есть утка. В данном случае если Борис Джонсон ведёт себя как российский агент, то не является ли он российским агентом и в самом деле?” Кадваладр не считает Джонсона российским шпионом в буквальном смысле этого термина. Употребленное ею слово asset означает прежде всего “актив”, нечто ценное. “Это кто-то, кого использует иностранное государство, кто-то, кто действует – сознательно или неосознанно – в интересах этого государства, – пишет британский журналист. – В случае российского вмешательства в наши выборы и в референдум о членстве в ЕС интересы Джонсона совпали с интересами России. В интересах обоих было проигнорировать выводы доклада, опубликованного комитетом по разведке и безопасности”. Кадваладр вторит известный шведский экономист и специалист по России Андерс Ослунд, написавший в твиттере: “Главное, что раскрыл доклад, – не российское вмешательство само по себе, а то, как близорукие британские политики фактически его поощрили, и то, как британские спецслужбы предпочли пассивно наблюдать, как оно происходило”.

В соцсетях, как всегда, палитра мнений, и немало тех, кто готов поддержать Джонсона и его правительство и не считает доклад комитета палаты общин важным событием. Как правило, это убежденные сторонники Брекзита. Вот пост читателя The Times под ником Zovido: “Никаких улик. Ничего… Это всё полная чушь. Если что-то идет не так, от чего нужно отвлечь, надо бросать на стол российскую карту”. Его поддерживает Mary Rathke: “Я не вижу в этом докладе ничего удивительного или тревожного. Буря в стакане воды”. В то же время противники Брекзита скорее готовы согласиться с Ослундом. Will Satherly подводит итог: “У России есть средства, чтобы разрушать наше общество, высвечивая и усиливая наши разногласия и натравливая нас против самих себя. Посмотрите на Брекзит – мы не спорили и не обсуждали ничего, кроме него, последние 4 года. Какая победа для Путина!”

Один из важных выводов доклада комитета по разведке и безопасности состоит в том, что российское вмешательство было направлено в том числе и на то, чтобы запутать британское общественное мнение. Вот цитата из пункта 29 доклада: “Некоторые заведомо ложные утверждения российской пропаганды не вызывают широкого доверия, но при этом они всё же способны породить сомнения в правдивых версиях событий… когда люди начинают говорить: “Даже не знаю, чему верить” или “Они все плохи одинаково”, то это значит, что дезинформаторы побеждают”.

Андрей Остальский – лондонский журналист и политический комментатор

https://www.svoboda.org/a/30751707.html