СБУ: «Шпионская война» России в Украине

СБУ: «Шпионская война» России в Украине

10.03.2021 Выкл. Автор agonist admin

Просмотров: 0

Февраль в Украине ознаменовался целой серией скандальных разоблачений агентуры Российской Федерации, разбросанной по всей территории нашей страны.

За первые две недели месяца СБУ провела пять резонансных расследований деятельности завербованных РФ шпионов. Так Россия пытается дестабилизировать ситуацию в Украине, заявил секретарь СНБО Алексей Данилов. Резонансные разоблачения секретных агентов российской разведки, ведущих подрывную деятельность в Украине, в программе телеканала «Дом» «Код безопасности» обсудили ведущая Татьяна Попова и бывший заместитель главы Службы безопасности Украины, генерал-майор СБУ Виктор Ягун.

 

 

Попова: Итак, 1 февраля СБУ сообщила о разоблачении масштабной агентурной сети, которая занималась разведывательно-подрывной деятельностью через Telegram-каналы. Создана эта сеть была спецслужбой Генерального штаба Вооруженных Сил РФ. В её состав входили жители Харькова и Одессы, активисты так называемой «русской весны». Они администрировали каналы популярного мессенджера, целью которых была дестабилизация ситуации в Украине.

Начальник Управления СБУ в Харьковской области Роман Дудин: «Указанные региональные каналы накрывают всю Юго-Восточную территорию Украины. И именно она входит в зону заинтересованности Российской Федерации как проект «Новороссия». По заключению экспертизы, размещение этих публикаций носит системный характер с выраженным стилем оформления. Контент направлен на дестабилизацию ситуации в государстве, целенаправленную дискредитацию представителей органов власти и управления, оказание влияния на государственную политику, возникновение социальной напряженности и протестных настроений среди населения. Данный проект интересен именно тем, что фактически он по достижению определенного количества подписчиков позволил перейти на самоокупаемость, то есть эти деньги, которые они получали за публикации, они их использовали для собственных нужд, и в том числе для финансирования и привлечения новых лиц».

5 февраля контрразведчики Службы безопасности разоблачили и прекратили деятельность агентурной сети ФСБ РФ, действовавшей на территории Киевской, Одесской, Николаевской, Житомирской и Черниговской областей. В её состав входили бывшие спецназовцы военной разведки. Они, в частности, планировали диверсии на аэродроме в Николаевской области и похищение экс-командующего Силами спецопераций. Что это за люди и как на них вышли контрразведчики, узнаем у бывшего заместителя главы СБУ генерал-майора запаса Виктора Ягуна. Расскажите об этом пожалуйста.

Ягун
Виктор Ягун

Ягун: На самом деле, хочется поблагодарить те изменения, которые произошли в Вооруженных Силах Украины. Почему? Потому что те агенты российских спецслужб, которые вышли на своих бывших коллег в Вооруженных Силах Украины, они как раз вышли на людей, которые были патриотически настроены и не воспринимали то предложение, которое им оказали агенты иностранного государства.

Попова: То есть они пытались их подкупить и их сдали?

Ягун: Нет, они просто выходили на своих бывших сослуживцев, на знакомых. И предложения были разные – от возможности продолжить службу в Российской Федерации до материального поощрения. То есть, там разные были предложения. И, к счастью, они вышли на патриотически настроенных людей и они серьезно восприняли это предложение и вышли на сотрудников контрразведки, и тогда уже началась совместная операция, когда произошли документирование и оперативная игра с вражеской агентурой.

Попова: И это же не первый случай. 9 февраля был задержан агент-одиночка. Шпион, завербованный ФСБ РФ, который собирал секретные сведения, составляющие государственную тайну. И если я не ошибаюсь, 21 или 22 февраля также был задержан в Харькове.

Ягун: Это не какая-то отдельная компания в начале года. Это плановая работа спецслужбы. И она планомерно выбивает вражескую агентуру из нашего поля.

Попова: Но раньше же не было такой активности в этом направлении?

Ягун: Идет очень усиленная работа российских спецслужб на предмет получения той или иной информации. Например, то, что произошло 21 числа, – эта информация касалась нашей бронетехники. Активизация состоялась по привлечению граждан Украины в сеть интернет-агитаторов. Произошла активизация по возможности вхождения в наши Вооруженные Силы. Попытки подойти к сотрудникам спецслужб Украины. Попытки войти в кадровые подразделения не только спецслужб, но и правоохранительных органов. Это все фиксируется и, слава Богу, что не реализуется, и мы видим работу спецслужбы на высшем уровне.

Попова: 15 февраля киберспециалисты Службы безопасности отчитались о том, что они тоже разоблачили координированную Россией межрегиональную сеть. Как работают сейчас киберспецслужбы?

Ягун: Смотрите, на самом деле это очень тяжелая и плановая работа. Почему? Потому что надо определить те направления, которые интересуют Российскую Федерацию, где поднимается их самая мощная информационная волна и соответственно этому высчитывать те фейковые либо не фейковые аккаунты и те группы, которые есть в различных соцсетях, которые сразу включаются в поддержку этих месседжей и пытаются распространить и в нашем информационном поле. Поэтому это все укладывается во временное пространство, после этого уже идет работа киберспециалистов, которые высчитывают, кто именно модерирует ту или иную группу в соцсетях. И тогда уже отрабатывается схема по задержанию людей, причастных к распространению фейковой или ложной информации в нашем информационном пространстве по заданию Российской Федерации. Это все делается одновременно в нескольких регионах Украины для того, чтобы не позволить им …

Попова: Избавиться от доказательств.

Ягун: Да.

Попова: Самым ярким, наверное, событием февраля, было заявление о подозрении Анатолию Шарию со стороны Службы безопасности Украины в государственной измене. Насколько это обосновано?

Ягун: То, что касается государственной измены, – это совокупность той информации, которая уже накапливалась несколько лет. То есть, она давно прорабатывалась в Службе безопасности Украины. Сразу было понятно, что риторика Шария была не просто включена в противодействие действиям нашей государственной власти, а собственно, он шел просто в том контексте и выполнял те же задачи, что выполнялись и представителями российских информационных агентств на территории Украины. То есть, просто сейчас картина сложилась, полностью все головоломки сложились в том плане, что он не одиночка в этой борьбе, он один из тех, возможно ключевых элементов информационной борьбы с нашим государством, расовой нетерпимости. Потому что то, что он распространял через свой YouTube-канал, через свои блоги в социальных сетях, оно, возможно, даже больше вреда наносило, чем то, что касается государственной политики. Почему? Потому что он точечно бил по нашему национальному достоинству, по попытке разжигать вражду в украинской среде, расколоть наше общество. И это не менее опасно, чем государственная измена, на самом деле.

Попова: Просто если он действительно, как написано было, по-моему, в заявлении СБУ, что он приехал на территорию России, был подкуплен, где с ним там договорились о работе. Это одна история. Если же человек просто говорил какие-то негативные вещи – это просто бан на YouTube.

Ягун: Всегда, когда речь идет о государственной измене, должна быть другая сторона, которая дает указания и те указания выполняются. Это 100%.

Попова: По Вашему мнению, такие доказательства есть?

Ягун: Есть. Потому что иначе нельзя было предъявить это обвинение.

Попова: 19 февраля СНБО включил в санкционный список 8 человек и 19 компаний, причем там есть и граждане Украины, и граждане России, но там есть и Медведчук, и его жена Оксана Марченко, и гражданская жена господина Козака, против которого санкции были применены раньше. Такие же санкции они могут применять относительно граждан Украины только исключительно, если они являются участниками, спонсорами террористической деятельности? Насколько все это обосновано?

Ягун: Собственно, самая большая была проблема – это доказать прохождение средств, которые можно было предъявить в суде по финансированию терроризма.

Попова: Но Вы уверены, что СБУ соответственно, наверное, есть аналогичные документы?

Ягун: Есть и платежки, есть и подписи, есть и принятия решения тем или иным человеком, если он отвечает за этот бизнес, если он владелец той или иной компании, он должна соответствовать. Если бы они отписались или закрыли те бизнесы или кому-то там передали, то еще можно было поднять вопрос, имеют они там к тому отношение или нет. Здесь стоит вопрос конкретный – эти компании работали с террористическими организациями, они фактически их финансировали, они использовали недра Украины в своих целях.

Попова: И нефтепровод.

Ягун: И не только нефтепровод, но и уголь и другие моменты, связанные с недрами на территории оккупированных территорий. То есть это все подпадает под финансирование терроризма.

Попова: Но при этом американское посольство сделало заявление: «Мы приветствуем, что Украина наконец-то тоже включила Медведчука в санкционный список». И это заявление выглядит так, как будто бы есть некая, ну, не претензия, а такой вот намек – а что же вы, ребята, раньше этого не сделали?

Ягун: На самом деле, так оно и есть. Потому что у всех возникал вопрос, почему, начиная с 2014 и по 2021 год, этот человек себя свободно чувствовал, оформляла на себя телеканалы, покупал какие-то фирмы, получал себе и политические возможности, свободно передвигался самолетами по направлению из Киева в Москву или через другие страны на Сочи, мог себе позволить общаться с руководством страны-агрессора. И все это ему сходило с рук. Это вызывало очень много вопросов у людей.

Попова: А почему так происходило, по Вашему мнению?

Ягун: Я думаю, что были какие-то условные договоренности еще на уровне начала контактов в Минской группе, что именно этот человек может выполнять те функции коммуникатора между руководством Украины и России.

Попова: Поэтому ему нужно было дать нефтепровод, газовый рынок.

Ягун: Наверняка были там какие-то преференции – «вы – нам, я – вам».

Попова: И не вводить санкции.

Ягун: К сожалению, эта система, как говорят политики, неоконченная, она будет еще долго нам отхаркиваться в нашей политике, понимаете. Чем скорее мы от этого избавимся, тем больше у нас будет открытости и демократичности в нашей политике без каких-то задних договоренностей. Я думаю, что это лучше будет и для Украины, и для мира.

Телеканал «Дом»

UKRINFORM.UA 

Liked it? Take a second to support agonist admin on Patreon!