СССР — лагерь закрытого типа. Как совок не выпускал людей из страны.

06.09.2020 Выкл. Автор agonist admin

Просмотров: 1

Василий Павлов

Может быть это станет неожиданным сюрпризом для многих юных фанатов СССР — но покинуть эту страну при всём желании было не так-то просто — даже для обычной туристической поездки нужно было собрать множество справок и получить так называемую “выездную визу”, а для эмиграции нужно было и вовсе пройти семь кругов ада и выехать, как правило, голым как сокол, с одним чемоданом вещей.

И уже только одно это ставит крест на всех россказнях фанатов СССР об “идеальной жизни в совке”. Суровая и бесстрастная статистика убивает все эти россказни простым фактом — в развитые страны люди стараются попасть всеми возможными способами, а из всяких днищенских стран наоборот — стараются убежать.

Так вот — люди со всего мира старались попасть в развитые страны, вроде США, Западной Европы или Австралии, а из СССР старались наоборот убежать всевозможными способами. Массовых примеров того, чтобы люди хотели переехать в совок — не существует в природе. В СССР “стремились” лишь всякие полунормальные фрики, вроде Освальда — и то, чаще всего пожив в совке и наглядно увидев разницу между совковой пропагандой и реальностью — стремились выехать обратно в Загнивающий Запад.

Страна за Железным Занавесом.

Главное отличие совка от развитых демократических стран было в том, что там говорилось одно, а делалось совсем другое. Кстати, это то, чего до сих пор не могут понять страны Запада — общаясь с совками, нужно смотреть на их дела, а не на слова.

Так вот — на словах СССР был страной свободы, страной великих возможностей и свершений, в советских песнях постоянно пелось о том, в какой широкой, привольной и свободной стране мы живём, о том что наконец-то завоёвано Счастье Народное и вот-вот наступит коммунизм — но в действительности после государственного переворота 1917 года люди начали жить ещё более несвободно, чем в царской России — просто об этом стало запрещено открыто говорить. Зачистка информационного поля подавалась совками как великое достижение — мы убили/посадили/репрессировали/заткнули рот всем, кто говорил о проблемах — а значит проблемы перестали существовать.

В этом же ключе нужно рассматривать и ситуацию с возможностью выезда из совка — людям просто запретили покидать пределы страны, сделали выезд из СССР максимально сложным — а на международной арене рассказывали сказки о том, что у нас мол нет эмигрантов — смотрите как хорошо мы живём, даже никто из страны не уезжает! Западные страны легко покупались на эти россказни, так как меряли СССР своим демократическим мерилом — протестов в СССР нет, в прессе никто не критикует власть, из страны никто не старается уехать — так может быть там действительно хорошо живётся? Далеко не все понимали, что протестов нет потому, что в СССР они попросту запрещены (ВЧК=НКВД=КГБ — на протяжении десятилетий террором прививали народу страх), в прессе нет критики потому, что вся пресса — советская (альтернативные мнения запрещаются), а из страны никто не уезжает просто потому — что это физически невозможно сделать.

Всё это в комплексе и называлось “Железным Занавесом” — оккупационная власть большевиков запрещала гражданам иметь собственное мнение и открыто его высказывать, а также запрещала покидать пределы страны, при этом стараясь создать для Запада такую картинку, словно советские граждане сами этого хотели… Советская пропаганда учила детей с детства, что они живут в самой лучшей стране Мира.

Тяжелая жизнь советских туристов.

А теперь давайте посмотрим, как этот “Железный занавес” работал на практике. Начну с того, что туризма как такового в СССР не было в принципе — “туристом” в совке назывался бродяга в синих трико с матерчатым рюкзаком болотного цвета и расстроенной семиструнной ленинградской гитарой за плечами — бродяга таскался по совковым холмам, лесам и озёрам — поедая консервы “завтрак туриста”, разжигая костры и время от времени распевая песни в стиле “а я еду, а я еду за туманом, за туманом кормить жопой комаров”.

Именно вот это скитание по полям и лесам и называлось в совке “туризмом”. О том, что в развитых странах туристы ездят по всему миру, знакомятся с новыми городами и мировыми ценностями культуры и уже множество десятилетий существуют турфирмы — в совке даже и не догадывались. Ну а попасть за границу рядовому советскому гражданину было если не невозможно — то очень непросто. Начну с того, что путёвки за рубеж были доступны далеко не во все советские годы, продавались по непонятным схемам, стоили баснословных денег — и в конце-концов вас всё равно могли не выпустить.

Будущий турист проходил через несколько уровней фильтрации — сперва местком принимал заявление от претендента на выезд и давал ему так называемую характеристику, в которой описывал моральные качества фразами вроде “Товарищ Иванов — передовик производства, в общественной жизни принимает самое активное участие, избирался в члены заводского комитета комсомола, политически грамотен, в быту скромен, на предприятии пользуется авторитетом и уважением”.

Характеристика должна была быть подписана руководителем предприятия, секретарём парторганизации, председателем профорганизации и заверялась печатью. После этого человек с характеристикой “поступал на рассмотрение и согласование” в районный комитет КПСС. А затем весь состав туристической группы должна была утвердить ещё и целая комиссия при обкоме КПСС.

Помимо этого, будущий турист, уезжающий за границу, должен был заполнить специальную анкету, в которой он перечислял всех своих родственников (живых и умерших), получить справку о состоянии здоровья, приложить выписку из решения профсоюзной организации, оплатить немалую стоимость путёвки (к примеру, турпоездка в Болгарию стоила целых 600 рублей, примерно пять средних советских зарплат) и обменять ограниченно-разрешённое количество советских денег на валюту — чтобы вы не дай Бог не купили там себе чего лишнего.

И самое главное — поездку вам могли не разрешить в принципе, если хоть на каком-то этапе в вас заподозрят невозвращенца — то есть, того, кто собирается уехать и не вернуться.

 

 

Побеги из СССР. Большая Зона.

Петр Пирогов и Анатолий Барсов совершили побег в 1948г.

9 октября 1948 года летчики перелетели на бомбардировщике Ту-2 ВВС СССР с авиабазы Коломыя в Австрию. Американские оккупационные власти дали им политическое убежище, после чего Пирогов, найдя литературного агента, стал проводить лекции, писать статьи и книгу. Позже он начал работать на ВВС США, где через три года женился на бежавшей из Австрии соотечественнице.

Барсов не смог начать новую жизнь. Как только ажиотаж вокруг них закончился, ему пришлось искать работу и устраивать быт. В итоге лётчик запил, понимая, что тут он никому не нужен. Мужчине гарантировали амнистию по возвращении на родину, однако, когда тот вернулся в СССР, через полгода его расстреляли.

 

Светлана Аллилуева совершила побег в 1966 году.

Дочь Сталина в 1966 году бежала из СССР: 20 декабря 1966 года она прибыла в Индию, сопровождая прах своего гражданского мужа Браджеша Сингха. Находясь там, она явилась в посольство США в Дели с паспортом и багажом и попросила политического убежища. Аллилуева переехала в США, где опубликовала книгу «Двадцать писем к другу», в которой вспоминала о своём отце и кремлевской жизни. Произведение принесло ей большие деньги и славу, но дальнейшая жизнь не заладилась.

 

Дайна Палена совершила побег в 1970 году.

10 апреля 1970 года советское рыболовное судно проходило в 170 километрах от Нью-Йорка, когда отправило на берег сигнал бедствия — одна из официанток находилась при смерти. В нью-йоркской больнице стало известно, что 25-летняя латышка приняла сверхдозу сильных лекарств ради того, чтобы попасть на американский берег. Палена пробыла в больнице 10 дней, где находилась под наблюдением сотрудников советской дипмиссии.

«О серьёзности моих намерений говорят те меры, которые я приняла, чтобы попасть на берег и попросить политического убежища», — заявила Дайна. Американские власти принимали решение 18 дней, после чего всё же дали девушке убежище.

 

Николай Гилев и Виталий Поздеев совершили побег в 1970г.

27 октября 1970 года 21-летний студент мединститута в Крыму и 20-летний студент керченского филиала севастопольского приборостроительного института, приходившиеся двоюродными братьями друг другу, купили билеты на рейс «воздушного такси» по направлению Керчь — Краснодар. Когда самолет «Морава L 200», рассчитанный на четыре пассажирских места, взлетел в воздух, студенты, угрожая пилотам, приказали им лететь в Стамбул. Самолет удачно приземлился в Турции, но хеппи-энда не последовало.

Студенты сразу же запросили убежища в США, но страна не проявила в их отношении никакого интереса. Они почти год прождали ответа от посольства, когда к ним прибыл корреспондент ТАСС с письмами от родных. Студенты были морально истощены, а потому легко поддались на уговоры «журналиста» вернуться и обещания, что они отделаются условным сроком. В СССР обоим дали реальные сроки — 10 и 12 лет.

 

Михаил Барышников совершил побег в 1974 году.

Одним из самых известных беглецов из СССР был Михаил Барышников — он занимался балетом и снимался в кино. Однажды, во время гастролей Большого театра в Канаде — он решил остаться в этой стране, это случилось в 1974 году. После Канады Михаил перебрался в США, где у него всё сложилось удачно — 4 года он танцевал в балете, с 1980 по 1989 года был директором Американского театра балета и ведущим танцовщиком. Основал собственный центр искусств, оказал немалое влияние на американский и мировой балет, номинировался на премии “Оскар” и “Золотой глобус”, много снимался.

 

Виктор Беленко совершил побег в 1976 году.

6 сентября 1976 года 29-летний советский лётчик член КПСС, старший лейтенант Виктор Беленко, управляя новейшим совет

ским перехватчиком Миг-25П, приземлился в Японии, где запро

сил политическое убежище в США. До этого пилот неоднократно высказывал недовольство условиями жизни летного состава, говорил, что американские летчики заняты по службе меньше, у них не отменяют выходные и график у них не такой напряженный.

По прибытии в Америку Виктора Беленко больше всего поразил обычный супермаркет. Беленко выучил английский язык и преподавал в военной академии технику воздушного боя, заново женился, издал книгу, заработал, побывал в 68 странах мира, ни о чём не жалеет. В США разрешение на предоставление гражданства пилоту подписал лично президент Джимми Картер, а в СССР за измену Родине Беленко был заочно приговорен к высшей мере наказания — расстрелу…

 

Лилиана Гасинская совершила побег в 1979 году.

Лилиана Гасинская жила в Одессе и запланировала убежать из СССР ещё в 14 лет. Для этого Лилиана научилась хорошо плавать, а затем устроилась официанткой на круизный теплоход “Леонид Собинов”.

14 января 1979 года, когда судно было пришвартовано у порта австралийского Сиднея, восемнадцатилетняя Гасинская в красном бикини вылезла через иллюминатор и за 40 минут доплыла до берега Сиднейской бухты, где на ломаном английском объяснила прохожему, что ей необходима помощь с убежищем и одежда. На Лилю открыли настоящую охоту работники советского консульства, но местные репортеры обнаружили её первой и спрятали в обмен на эксклюзивные интервью и фото в бикини.

Австралия не собиралась портить отношения с СССР, поэтому решение о судьбе девушки принималось довольно долго. Поскольку она не была спортсменкой, писателем или заключенным, то не представляла особого интереса за границей. В интервью Лиля рассказывала о своей ненависти к коммунизму, «построенному на лжи и пропаганде», и в итоге получила политическое убежище. На новой родине Гасинская стала настоящей звездой: рекламировала красный купальник, снялась для нескольких журналов, вышла замуж за фотографа Daily Mirror, появлялась в сериалах и даже стала диджеем.

 

Семья Овечкиных побег в 1988 году.

8 марта 1988 года семья музыкантов совершила одну из самых дерзких и кровавых попыток угона пассажирского самолета во время следования по маршруту Иркутск — Курган — Ленинград.

Семья Овечкиных — Нинель и ее 10 детей — вылетела из Иркутска на самолете Ту-154, выполнявшем рейс по маршруту Иркутск — Курган — Ленинград. Официальной целью поездки являлись гастроли в Ленинграде. При посадке в самолёт тщательного досмотра ручной клади произведено не было, что позволило пронести на борт два оружейных обреза, 100 патронов и самодельные взрывные устройства, спрятанные в музыкальных инструментах. Исполнителями захвата выступили Василий, Олег, Дмитрий, Александр и Игорь. Попытка угона самолёта не удалась: самолёт приземлился на военном аэродроме и был взят штурмом. При этом погибли в общей сложности девять человек: Нинель Овечкина и четверо её старших сыновей), бортпроводница Тамара Жаркая и трое пассажиров; ранения и травмы получили 19 человек (двое Овечкиных, два сотрудника милиции и 15 пассажиров). Овечкины похоронены под Выборгом на кладбище в посёлке Вещево в немаркированных могилах с номерами…